Пьесы

От редактора

Так о “Гамлете” Шекспира еще никто не писал. Это пьеса о репетициях пьесы. Название – это и есть ее содержание.  В процессе  репетиций Шекспир делает ремарки и дает указания актерам, полностью меняющие привычные нам мотивацию поступков и сами характеры действующих лиц. При этом автор, расставляя совершенно новые акценты, ни единым словом не нарушает канонический текст бесконечно многогранной пьесы Шекспира в переводе (в данном случае) Б. Пастернака.

По сути, каждое поколение актеров и зрителей домысливает в этой бессмертной пьесе свои, созвучныe его времени образы героев.  В интереснейшем исследовании  творчества Шекспира “Наш современик Вильям Шекспир” знаменитый режиссер Григорий Козинцев писал именно об этом:

<<Зрителей середины восемнадцатого века интересовала  не  пьеса,  а  лишь исполнитель  главной  роли.  Актер играл собственный вариант: он переделывал пьесу – сокращал, дописывал текст…

Большинство  исполнителей  купюровали  монолог,  произносимый  Гамлетом после прохода войска Фортинбраса…

Ни  в  мемуарах,  ни  в  переписке  людей  того времени не найти следов интереса к сложности переживаний героя. Даже такие места, как “быть  или  не быть”,  воспринимались по-особому. Современники переложили монолог на музыку и, превратив его в романс, исполняли под гитару…  …искажающие  переводы появились на различных языках. Стихи превращали в прозу; принц оставался в живых, Лаэрта  в  финале короновали…

Характер  героя  не  вызывал  особых  толкований,  а  поступки  его…  не  казались нуждающимися в объяснениях.>>

Фантазия нашего автора на тему “Гамлетa”  простирается так далеко (и это вполне оправданно построением еe пьесы), что мы уже не знаем, в каком времени работает Шекспир – то ли это 1600 год, рубеж между 16 и 17 веками, то ли наши дни, явные приметы и отголоски которых звучат в пьесе.

Необыкновенно захватывающий, ошеломляющий сюжет и, в общем, вполне возможное развитие характеров дает повод еще раз задуматься о замысле великого Вильяма Шекспира, вызывающем неутихающие споры вот уже столько веков.

Марина Биянова